Послушайте, господа ставропольские историки-краеведы-журналисты-блогеры-литературоведы! Ну перестаньте распространять  байку некоего Владимира Уинковского, напечатанную в мюнхенском журнале «Грани», — лечащего врача писателя И.Д. Сургучёва — о том, что на «Калужском подворье» в Ставрополе летом 1902 оказался Сталин, который несколько месяцев работал шашлычником. Ведь эта история явно выдуманная. Однако стоит погуглить «Сталин и Ставрополь», как появляется уйма статей в местных СМИ, пересказывающих (каждый на свой лад, с перепутыванием дат) ту самую легенду. И никто не удосуживается проверить эту информацию. Некоторые скудоумные местные депутаты даже размещают эту инфу в своих блогах и гордятся: вот, мол, Сталин осчастливил наш городишко, а стало быть, надо ему если не памятник, то очерёдной баннер поставить. Я приведу дословно весь этот бред, попавший даже на страницы «Ставропольской правды», «Комсомольской правды»,»Открытой газеты», «Эксперт-Юга» и прочих СМИ. Вот что написал лечащий врач Сургучёва:
«Как-то я был в гостях у Ильи Дмитриевича и за ужином услышал следующий от него рассказ:
— Однажды, будучи студентом, я приехал из Петербурга в Ставрополь на летние каникулы. После обеда, по обыкновению, отец ушёл в спальню соснуть, а я часто оставался в столовой и читал. Стук в двери, пошёл отворить — молодой человек кавказского типа.
— Что вам угодно?
— Позвольте отрекомендоваться: Иосиф Виссарионович Джугашвили. Я вчера бежал из Тифлиса, за мною следит полиция. Мне надобно временно пожить на нелегальном положении. Ваш дом считается в Ставрополе очень благонадёжным, шпики сюда не рискнут заявиться. Не возьмёте ли вы меня к себе поваром. Я отлично смыслю в кулинарии.
Я пошёл к отцу.
— Какой-то Джугашвили — нелегальный — предлагает себя в повара.
— А ты спроси, умеет ли он готовить шашлык по-карски. Если умеет, мы его берём…
И он стал служить, поставив условием, что после обеда будет уходить и возвращаться за час до ужина. Принёс маленький чемоданчик с жалким скарбом — всё имущество.
…Готовил прекрасно, отлично, мастерски. Отец был доволен. Часто мы с нашим поваром вдвоём ходили в театр на галёрку и возвращались поздно, потому что спускались в погребок и попивали кахетинское. Парень он был компанейский. Политических разговоров мы с ним не вели: я всегда был до них не охотник, и он, очевидно, остерегался. Декламировал из поэмы Руставели “Витязь в тигровой шкуре” по-грузински и отчасти казался энтузиастом… Проходили недели и месяцы. Вхожу как-то утром в кухню — пусто. Ни Виссариона, ни чемоданишка. Исчез навсегда. Не забрал следуемого ему за полмесяца жалованья…».
И? Слух не режет? Думаю, что уважаемый мною помощник начальника Терского областного жандармского управления  жандармский ротмистр Владимир Карлович Фридрихов, услышав подобную белиберду, от обиды перевернулся бы в гробу. Мало того, что история плохо сложена, так она ещё не соответствует действительности, поскольку в 1902 году Сталин находился в тюрьме. Сначала в (5-го апреля) Кутаисской, а потом (с 19 апреля) в Батумской (строгий режим). Его арестовали за организацию забастовок и только осенью 1903 года будущего вождя народов высылают в Восточную Сибирь, в село Новая Уда Балаганского уезда Иркутской губернии. И в ссылке он получает письмо от В.И. Ленина, впервые познакомившись с ним по переписке.

P.S. Хотя по мне лучше бы этот изувер был  шашлычником.