Необычные броненосцы адмирала Попова

Андрей Александрович Попов (1821-1898) был известным инженером-кораблестроителем  и целых тридцать лет возглавлял строительство броненосных кораблей (1860-1890). И, наверное, я бы не стал уделять ему особенно много внимания, если бы не один довольно анекдотичный случай, имевший место  во время  званного вечера, который давала одна петербургская семья, принадлежащая к высшему обществу.

В самый разгар обеда среди морских офицеров разразился спор об использовании так называемых  «поповок». Приезжий англичанин безбожно критиковал упомянутое изобретение и его автора. Графиня – хозяйка дома – чтобы остановить разгорячённого иностранца обратилась к нему со словами: «Мистер N! Позвольте Вас познакомить с Вашим соседом: адмирал Попов. Андрей Александрович Попов 1821-1898Британец, без всякого смущения потряс руку  адмиралу и заметил: «Очень рад познакомиться. Я только что говорил о Вашем изобретении. Удивляюсь, как Вы, умный и знающий человек, могли придумать такую нелепость…».  Так о чём же всё-таки шла речь?

Как известно, после поражения в Крымской войне Россия (согласно положениям мирного Парижского договора)  не могла строить новые корабли на Чёрном море, а вход в Азовское море и Днепро-Бугский лиман всё равно надо было как-то защищать. И потому в 1869 году особое совещание из лиц военного и морского ведомств и Министерства финансов пришло к выводу о постройке постройки броненосных кораблей для защиты побережья Черного моря. Однако Военное министерство поставило три условия, которым должны были удовлетворять эти корабли:

1) по условиям местности они не должны сидеть глубже 12 или 14 футов (3,7-4,3 м);

2) должны были иметь большую толщину брони, чем существовавшие тогда иностранные броненосцы;

3) должны были носить наибольший калибр крепостных орудий, то есть не меньше 11 — дюймовых нарезных стальных пушек.

Естественно, крупная артиллерия и сильное бронирование могли быть установлены только на судах больших размеров и осадки. И выхода, казалось, не было. Но на то и есть русская смекалка, что бы суметь выпутаться из любого затруднения. Именно контр-адмирал Попов предложил необычное решение: строить суда круглой формы, что  при весьма малой осадке позволяло нести самую толстую броню и артиллерию из орудий наибольшего калибра.

чертёж круглого броненосца

чертёж "поповки"

Для убедительности были построены  круглые шлюпки диаметром 3,7 и 7,3 м.

макет поповки-круглого броненосца времён русско-турецкой войны 1877-78 годов

макет броненосца

12 октября 1870 года последовало высочайшее повеление строить броненосные корабли по типу «поповок» для обороны Керченского пролива и Днепро-Бугского лимана. Всего через полтора года  сложная работа по сборке плавучей батареи  была закончена  и  21 мая 1873 г. она была спущена в воды Черного моря под названием  броненосец «Новгород». А двумя годами позже был полностью построен  броненосец «Киев» (в сентябре 1873 года он был  уже  переименован в «Вице-адмирал Попов»). Корабли отличались лишь диаметром и калибром артиллерии («Новгород» — 11-дюймовые орудия, «Киев» — 12-дюймовые). Это единственные корабли в истории, имевшие сразу 6 гребных винтов (позднее их число уменьшилось).

Броненосец "Вице-адмирал Попов"

Броненосец "Вице-адмирал Попов"

Привожу подробное описание конструктивных особенностей этих кораблей:

«….Набор корпуса «Новгорода» был выполнен по бракетной клетчатой системе и состоял из одинаковых радиальных шпангоутов и «круговых внутренних килей» –  стрингеров. Закрытые внутренней и наружной железными обшивками они образовывали водонепроницаемое двойное дно, а с внутренней круговой переборкой  такой же борт, обеспечивая высокий, по тем временам, уровень непотопляемости корабля. Часть набора, специально усиленного, служила фундаментом для механизмов и котлов. Пояса наружной обшивки располагались вдоль, а внутренней –  поперек судна, что позволило использовать при сборке обычные стандартные узкие листы, не прибегая к раскрою «из дорогостоящих больших листов». Броневые плиты борта ставились двумя поясами: нижний состоял из 178-мм плит, верхний — из 229-мм. Для упрощения подгонки плит по обводу корпуса, имевшему двойную погибь, их ставили вертикально, с одинаковой кривизной и снаружи обшивали деревянными чаками (короткими досками). Броня крепилась к обшивке на металлические швеллеры («коробчатое железо») и тиковую подкладку, приравненные по «силе сопротивления» к 51-мм плитам. Круглый остов корпуса, с единственным выступом в корме, накрывался выпуклой палубой, состоящей из трех слоев железных листов. Внутренние листы имели толщину 19 мм, остальные –  по 25,4 мм. Для удобства передвижения по палубе наружные ее листы получили специальную насечку. В центре монтировался круговой барбет, именовавшийся во всех документах «неподвижной открытой башней». Бронирование его осуществлялось аналогично верхнему поясу борта. Здесь устанавливались два 26-тонные 280-мм нарезные орудия конструкции Круппа. Каждая артиллерийская установка могла наводиться и стрелять самостоятельно; подача боезапаса производилась через центральный люк («трубу») в центре барбета, вокруг которого станки и перемещались по специальным платформам. В носовой части «поповки» возвышалась эллиптическая железная надстройка, игравшая роль небронированного надводного борта. В ней находились жилые помещения для команды, кают-компания и каюта командира, остальные моряки размещались на навесной палубе под надстройкой. Каюты механиков устроили прямо под башней. Боевой рубки «поповка» не имела. Ходовой штурвал и компас поставили на легких подмостках за барбетом, а «боевой штурвал» –  под палубой, за шахтой светового люка. Образования палубы и малый надводный борт позволяли обойтись без шлюпбалок. Оба паровых катера, шести- и четырехвесельные ялы, поднимались на палубу с помощью салазок, снабженных роульсами, и устанавливались на откидных железных блоках в кормовой части корабля.    Силовая установка корабля состояла из шести горизонтальных паровых машин системы Вульфа и восьми огнетрубных цилиндрических котлов, размещенных симметрично диаметральной плоскости в двух котельных (КО) и двух машинных (МО) отделениях. Каждая из машин приводила в движение свой четырехлопастной винт Гриффита. Между котельными отделениями и двойным бортом находились угольные ямы. Основания дымовых труб и световой люк МО бронировались 152-мм плитами. Вентиляция помещений осуществлялась наилучшим, по мнению конструктора, образом. Котельные отделения имели по два воздуховода, раструбы которых вывели попарно около дымовых труб, машинные – световой люк в корме. Предусматривалось, что естественная вентиляция будет производиться через люк в барбете, а искусственная –  с помощью двух вентиляторных машин. Все железо и большинство механизмов было отечественного производства. В Англии приобрели лишь паровой брашпиль и пожарную помпу для обслуживания водоотливной системы непроницаемых отделений корабля, предложенной лейтенантом С. О. Макаровым (система состояла из магистрального трубопровода, проходящего над вторым дном и соединенного отдельными шлангами со всеми отделениями).

старое фото броненосца А.А.Попова

старое фото броненосца А.А.Попова

Во время постройки «поповка» «выросла» в диаметре на 1,5 м. Это произошло из-за вертикальной постановки броневых плит, вызвавшей уширение корпуса при последующей его обшивке чаками, а затем и деревянной обшивкой. Сделать такую обшивку, а затем покрыть ее в подводной части медными листами предложил Главный командир Черноморского флота и портов вице-адмирал Н. А. Аркас. Все это успели выполнить прямо на стапеле. Заказанные Берду чугунные винты пришлось сменить на бронзовые. Для предохранения плоского днища от повреждений, при возможных посадках на мель, а также для уменьшения размахов качки, «поповку» снабдили продольными наружными килями. В проекте их было 7, а при строительстве стало 12, высотой в 200 мм. В результате «улучшений» водоизмещение возросло на 400 т, а осадка более чем на 0,3 м.».

Технические данные броненосца «Вице-адмирал Попов».
Водоизмещение:3550т.
Размеры: длина – 36,6 м, ширина – 36,6 м, осадка – 4,1 м.
Скорость полного хода:  8 узлов.
Дальность плавания: 480 миль.
Силовая установка: паровая, 12 котлов, 3066 л.с., 4 вала.
Бронирование: палуба –  75 мм, барбеты (металлический барабан, закреплено жёстко на палубе. Внутри барбета размещались механизмы привода орудия и подачи боеприпасов) – 356 мм.
Вооружение: 2  305-мм, 6 4-фн, 8 47-мм, 2 37-мм орудия.
Экипаж: 205 чел.

«Весьма неприятным обстоятельством оказалась ненадежность станков для новых 40-тонных орудий «Вице-адмирала Попова». По проекту предполагалось установить эти 305-мм орудия на «снижающихся» станках, позволявших прятать стволы после выстрела под защиту барбета. За основу взяли английскую систему, приспособленную под обуховские орудия. Этими разработками занимался лейтенант Л. А. Рассказов. По его чертежам всю систему заказали в Англии. Броненосец А.А. Попова в походеОднако, из-за ожидаемого разрыва с Турцией и приведения Черноморского флота в боевую готовность, решили не рисковать и осенью 1876 г. установили орудия на металлических станках конструкции Ф. Б. Пестича, подобных станкам «Новгорода». Первые же стрельбы в октябре–ноябре того же года выявили их слабость. Вдобавок при выстрелах получали повреждения надстройки, а корпус испытывал сильные сотрясения. Пришлось подкреплять и станки и надстройки и сам барбет. Для усиления последнего под палубой поставили еще одну круговую переборку, а между ней и башней устроили 6 офицерских кают».

Другим недостатком  было    плохое следование заданному курсу (вследствие конструктивных особенностей винто-рулевых механизмов) и  сильное  захлестывание волнами. Однако, по воспоминаниям офицеров «умеренное волнение они переносили удовлетворительно». При проведении испытаний так же  выявилась слабость механизмов орудийных станков системы Пестича, которое вскоре было исправлено.

Оба корабля приняли участие в Русско-турецкой войне 1877-78 годов и  действовали в системе активной обороны Одессы и Очакова, но по неприятелю так ни разу и не выстрелили. Тем не менее, из-за них турецкий флот так и не решился атаковать эти города, что, несомненно,  благотворно сказалось на всём ходе военных действий.  В 1892 они были причислены к броненосцам береговой обороны и прослужили вплоть до 1903 года. Почтовая марка, выпущенная в память адмирала А.А.Попова в 1989 годуМожно, конечно сказать, что те  несуразные корабли имели много общего с так и не выстрелившей ни разу по врагу  Царь-пушкой, но как бы там ни было, изобретение Попова сыграло свою неоценимую роль в военно-морской обороне России в период не утихающих  противостояний с Турцией.

Ваш отзыв

Сочинительство

Поиск

Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Изданные книги